Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Про одеколон, коноплю, кружева, вафли и Квентина Тарантино (часть 2).

 

Амстердам, 14 октября. Утро. Завтрак. Попрощались с нашим бутиком-отелем. Чемодан. Метро. Вокзал Амстел-Стейшн. Здесь уже на знакомом нам терминале Евро-Лайнс предстояло взять автобус и отправиться в Брюссель. Билеты были куплены задолго заранее и стоили 11 Е /один фейс. 

Терминал Евролайнс – это, по сути, небольшой павильон, можно сказать, сарай. В нем стойка регистрация, четыре дивана-скамьи для пассажиров, автомат напитков-снеков и платный туалет. Зачем я так подробно описываю сей сарай? Минутку... Когда мы пришли в терминал до отправления баса в Брюссель оставалось минут сорок. Захотелось присесть. Два дивана были заняты и два свободны, но на одном из них были навалены какие-то рюкзаки, пакеты-сумки и на подлокотнике бумаги, распечатки из интернета, другая макулатура. Присели на единственный свободный диван и тут я боковым зрением, ну так косоглазо, отметил странного, раздражающего меня, суетливого дядьку, лет шестидесяти, с бледным и, мне показалось, испитым лицом, неуловимо похожим на актера Вицина. Дядька был белым и в руках он держал заскорузлый, тощий рюкзачок. В общем, мой глаз отметил его мутность, мужик был мутный, не глаз и я переключил свой взор на другое. Минуты через три к дивану с рюкзами-пакетами-свертками подошел молодой, интеллигентного вида японец, который до этого стоял у стойки регистрации в метрах двух от дивана. Он оторопело уставился на диван. Потом встряхнул головой, зачем-то полез под диван. Затем стал заглядывать под другие диваны. Глаза и лицо его побелели от ужаса. Еще не веря в случившиеся, он снова панически осмотрел все диваны и поддиваны. И тут симпатичный японец, трагически прикрыв рот руками, запричитал…My bags…My bags!!! К этому времени я уже понял, что стал свидетелем циничной кражи и что ворюга, буквально пять минут назад чуть ли не на коленях у меня сидел. Мое сердце пронзила жалость к молодому наивному путешественнику с Востока, кручина здесь меня одолела, настроение испортилось и нестерпимо захотелось в свой родной и безопасный град Петра.

Чем закончилась история? Не знаю. Мальчишка бестолково бегал по сараю, выбегал на улицу, пытался что-то сказать служащим терминала, снова бегал-выбегал и из глаз его лились слезы. Да, он горько плакал. Тут подошел наш автобус и мы с тяжелым сердцем покинули прекрасно-порочный и преступный Амстердам.

Дорога до Брюсселя заняла 3 часа. Негатив в Брюсселе продолжился. Минут тридцать ехали, как я понимаю, по северу города, не знаю названия района. То, что мы видели из окна, совсем убило нас. Конечно, я слышал, я знал, но чтоб так, чтоб в таком количестве, чтоб так концентрированно, просто ужас. Не догадались о чем это я? Так вот, примерно за 30 минут, пока мы добирались по улицам Брюсселя до Северного вокзала, мы не встретили НИ ОДНОГО европейца. По тротуарам брели довольно внушительные толпы мужчин, женщин и детей в характерных этнических одеяниях, в паранджах, хиджабах, белых и черных балахонах, в чем-то еще, название, которому правильное, я не знаю.
Мир и без того после случая в Амстердаме был неуютен и бессердечен, а стал попросту враждебен и опасен. Да, не скрываю, мы с Иринкой не толерантные ксенофобы и не политкорректные маргиналы.

Источник: otzyv.ru