Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

PhD - заочно

 

В 1992 году министр финансов Великобритании Норман Лемонт объявил о желании британского правительства пригласить на стажировку в Великобританию около 1.000 специалистов из стран бывшего СССР. Всю работу по организации программы стажировок, рассчитанной на шесть лет, было поручено вести Британскому совету. 
Я, в то время начинающий адвокат, выпускник МГУ, сотрудник юридической консультации №11 города Москвы и аспирант-заочник Института государства и права Академии наук РФ, решил, что будет ошибкой упустить такую возможность посмотреть, как действует британская правовая система. После сдачи экзамена по английскому языку я был отобран в числе других "молодых специалистов".
Эта 7-месячная стажировка и стала прологом к моему заочному обучению. 
    После вводного курса в университете г. Лидса (Leeds University), где нам читали лекции по экономике, финансам, страхованию и английскому языку, меня на шесть месяцев отправили в адвокатскую компанию Beachcroft Stanleys, находящуюся в самом центре юридического Лондона. Там я наблюдал за тем, как работают юристы, и участвовал в семинарах для английских стажеров. У компании оказался хороший отдел интеллектуальной собственности, где я и стажировался большую часть времени. 
    Много часов я проводил в английских судах, готовя материалы для адвоката компании и наблюдая за процессами. В основном мне поручали делать выборки по прецедентам. Поэтому я долго трудился под сводами английских библиотек, выискивая и приобщая к делу факты, некоторые из которых относились к шестнадцатому веку. Помню одно дело, когда право собственности на земельный участок, неоднократно переходившее из рук в руки, пришлось отслеживать аж до времен короля Генриха VIII.
    Мое увлечение английским правом и правовой системой Великобритании натолкнуло меня на мысль о получении более фундаментальных знаний, тем более что в Москве я уже начал работу над кандидатской диссертацией. На одном из приемов я познакомился с профессором Чарльзом Бровером, который читал лекции по международному авторскому праву стажерам нашей компании. У меня был интерес к защите права интеллектуальной собственности в Великобритании, у него — к тому, как обстоят дела с этой проблемой в странах бывшего СССР. Я подал профессору идею, сказав, что у меня есть незавершенная диссертация в области авторского права. Обоюдная заинтересованность вылилась в дальнейшее плодотворное сотрудничество. 
    Профессор Бровер предложил мне защититься в Международном университете Калифорнии. Этот вуз является не чем иным, как международным отделением американского университета Беркли (University of California). На тот момент у него было четыре отделения — в Сан-Диего (США), Оксфорде (Великобритании), а также Мексике и Кении. В них училось около 2.000 студентов и аспирантов. Среди факультетов был факультет менеджмента, на котором можно заочно получить степень МBА, факультет международных отношений (присуждает степень МА), инженерный факультет и факультет журналистики.
    Мой патрон возглавлял кафедру международного права этого университета и был научным руководителем пяти аспирантов-заочников из Восточной Европы, Азии и Африки, которые в своих странах готовили диссертации по различным отраслям международного права. Я стал шестым. 
    После того как я дал свое принципиальное согласие, мне представили полный список того, что же необходимо сделать для претворения нашей договоренности в жизнь. В частности, надо было заполнить специальные бланки заявлений, где следовало подробно изложить, какие цели я преследую, стремясь получить степень американского университета. Перевести на английский диплом МГУ вместе со списком предметов, которые я изучал в течение всего курса. Приложить несколько рекомендательных писем от профессоров английских и американских университетов, с которыми я был лично знаком. Присовокупить справку из банка о состоянии моего счета, а также разрешение на продление визы из Министерства внутренних дел Великобритании (моя виза как стажера уже заканчивалась, а нужно было еще сдавать экзамены).
    Самым сложным был последний пункт — представить справку о сдаче квалификационного экзамена по английскому языку GTE (Graduate Test of English). Мне пришлось специально ехать в Оксфорд, где находилась приемная комиссия, и платить за сдачу 30 фунтов стерлингов. Экзамен оказался специализированным тестом по праву, в ходе которого я отвечал на вопросы на понимание и грамматику, а также писал эссе на заданную тему. Сами понимаете, после полугода стажировки сдавать было намного легче.
    После того как все необходимые документы были собраны, а экзамен по языку сдан, мне предложили явиться на собеседование, где приемная комиссия задавала мне вопросы, как я предполагаю использовать полученные знания. Видимо, мои ответы удовлетворили ученых мужей. Они со значением сообщили, что плата за обучение составляет около 2.600 фунтов стерлингов в семестр (примерно $4.000) и должна производиться аккуратно по семестрам. Первый взнос я внес до первой же сессии.
    Процесс заочного обучения в аспирантуре состоял из двух основных этапов. Первым этапом являлась подготовка к сдаче докторских экзаменов. За два года мне было предложено сдать порядка 8 экзаменов по предметам, считающимся профилирующими для юристов-международников: международное публичное право, международное частное право, международная экономика, история международных отношений, сравнительное правоведение, международный арбитраж, спецкурс по международному авторскому праву и торговому праву США и Великобритании. Экзамены принимались в отделениях университета во время сессий, то есть в апреле-мае и в ноябре-декабре. Как правило, студенты и аспиранты сдавали экзамены весной в оксфордском отделении, а осенью — в калифорнийском отделении в Сан-Диего.
    Порядок регистрации на экзамен простой. Аспирант не позже чем за месяц до предполагаемой сдачи экзамена извещает приемную комиссию о том, что он подготовился. Университет высылает ему официальное приглашение для получения визы. В состав квалификационной комиссии, принимающей экзамен, входит семь профессоров университета, каждый из которых имеет право оценить знания аспиранта по тому или иному предмету в пределах от 0 до 100 баллов. После сложения всех выставленных оценок сумма заносится в зачетную ведомость, которая, в отличие от российских университетов, на руки не выдается. Успешно выдержавшим экзамен признается тот, кто получит более 500 баллов по 700-балльной шкале. Надо сказать, что на моей памяти "выбить" 700 баллов не удалось никому, уже 600 считалось превосходным результатом. 
    Процесс подготовки к сдаче каждого экзамена занимал в среднем четыре-шесть месяцев и заключался в изучении литературы, список которой утверждался патроном. Книги можно было заказать через курьерскую почту типа DHL или через Интернет в любой библиотеке США и Великобритании. Я так и делал, используя свою аспирантскую карту и справку об оплате очередного семестра.
    Если в процессе подготовки к экзаменам возникала необходимость консультаций, можно было послать электронное письмо преподавателю. Со своим профессором я общался при помощи писем, телефонных звонков. Иногда он приезжал в Россию читать лекции. Чаще всего мы виделись во время сессий, которые я сдавал, как правило, в Оксфорде или в Сан-Диего. Кстати, проживание заочников в период сессий в университетской гостинице включалось в стоимость обучения.
    В период между сессиями аспирантов-заочников часто приглашали читать лекции для студентов и вести семинары, а также принять участие в международных симпозиумах и конференциях по темам диссертаций. Мне удалось поучаствовать в четырех научных конференциях. Первая из них проходила на базе Лондонской школы экономики и была посвящена международному праву и проблеме защиты прав человека. Вторая проходила в Цюрихе. В Барселоне и Беркли проходили чисто университетские конференции, на которых обсуждались проблемы защиты коммерческих прав. На конференциях я познакомился с заочниками из Польши, Германии и других стран. Одним из моих знакомых аспирантов был финский банковский служащий, который хотел получить MBA. Он даже проучился в оксфордском отделении один год очно, но понял, что это выходит очень дорого, и перевелся на заочное.
    Наконец, последний этап заключался в сборе необходимых материалов для исследования, утверждении темы диссертации и ее написании. Этот этап занял у меня около двух лет. Тема моей диссертации была утверждена ученым советом университета в следующей формулировке: "Защита интеллектуальной собственности в странах СНГ". Ее целью, если сформулировать в двух словах, являлось исследование правового механизма защиты интеллектуальной собственности во вновь образовавшихся государствах на территории бывшего СССР. В результате у меня получилось около 250 печатных страниц. Если брать привычные нам мерки, она была, конечно, скорее аналогом кандидатской, нежели докторской диссертации.
    Профессор Бровер направлял мои изыскания и рекомендовал научную литературу. Под его чутким руководством мне удалось написать две статьи — одну в вестник Международной ассоциации юристов по интеллектуальной собственности, а другую — в годовой отчет Международного университета Калифорнии. Когда работа была написана, я представил ее для рекомендации к защите на кафедру международного права университета. Кафедра ее одобрила, назначила официального оппонента и определила дату защиты.
    Защита происходила в Сан-Диего. Моя задача заключалась в том, чтобы в течение не более 20 минут изложить основные идеи исследования, обосновав их теоретическую и практическую ценность. Затем выступал оппонент. После этого члены ученого совета задали мне несколько вопросов по предмету исследования и предложили удалиться из зала заседания на время проведения голосования. Большинством голосов мне была присвоена ученая степень доктора философии (PhD) по специальности "Международное авторское право".
    В общей сложности я потратил на получение заочного образования в Международном университете около $32 тыс., включая расходы на авиаперелеты и проживание во время сессий. Сумма могла бы быть больше, если бы университет не предоставил мне едва ли не 50-процентную скидку для студентов из стран Центральной и Восточной Европы. Кроме того, на втором году обучения мне удалось получить стипендию ЮНЕСКО в размере примерно $500 в месяц.
    Обучение, несомненно, принесло мне ощутимую пользу. Степень доктора не только украшает мою визитку, но и позволяет преподавать в англоязычных университетах и расширяет мои возможности юриста в области международно-правовой практики. Многие неформальные контакты, которые состоялись в период сдачи сессий и участия в конференциях, уже переросли в деловое сотрудничество и партнерство. Обучение выработало у меня способность взглянуть на, казалось бы, обычные вещи "другими" глазами, через призму "западного" менталитета, что делает общение с коллегами из-за рубежа более естественным и эффективным.
    К сожалению, пока положение с вопросами интеллектуальной собственности в России не дает мне возможности приложить свои знания в полной мере. Тем не менее я участвовал в рассмотрении нескольких дел такого рода, и у меня есть ряд проектов в этой сфере, над которыми я работаю. Недавно я получил предложение прочитать курс лекций об интеллектуальном праве в России в британском университете Девона. Так что обучение постепенно приносит свои плоды.

Источник: 2uk.ru