Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Как важно быть постоянным

 

 

Если вы плохо знаете Париж, то вряд ли догадаетесь, что великолепное здание на place de la Concorde - площади Согласия - это гостиница. Вывеска почти незаметная, реет трехцветный флаг - скорее, это министерство или одна из административных "директорий" Республики. Только стоящий у входа пожилой господин в фуражке и ливрее, да подъезжающие и отчаливающие "Роллсы" и "Ягуары" позволяют заподозрить, что в этом доме все-таки не просиживают штаны чиновники. Это - "Hotel de Crillon". Те, кто знают мифологию в духе "Великого Гэтсби", сразу вспомнят "Ритц" на Вандомской площади, "Бристоль", "Трансконтиненталь" на улице Кастильон или "Георгия V" на авеню Жорж Санд. "Крийон" почему-то наверняка не окажется в этом списке. Это только делает ему честь. Не обязательно всем знать самое лучшее. Надо постараться, надо заслужить.

При Людовике XV будущая площадь Согласия была еще болотистым пустырем. Город согласился с тем, что король поставит себе памятник, но за это он должен был уничтожить вековые лужи, замостить площадь и застроить ее округу. Началась блестящая (и временами трагическая - здесь стояла гильотина) история "пляс де ля Конкорд", одной из самых знаменитых площадей в мире. Сперва она называлась "площадь Людовика XV", потом "площадь Революции", "площадь Согласия", "площадь Людовика XV", "площадь Хартии", и наконец в 1836 г. она снова приняла имя площади Согласия, остающееся за ней поныне. В ее центре стоит египетский Обелиск высотой более 20 метров и возрастом в 33 века, подаренный королю Карлу Х в 1831 году египетским султаном Махметом Али. Фланкируют Обелиск монументы и фонтаны, посвященные двум главнейшим рекам Франции, Роне и Рейнц, и ее главным городам. За Сеной находится здание Национальной Ассамблеи, слева - Сад Тюильри и Лувр, справа начинаются Елисейские поля, и за густыми деревьями прячется президентская резиденция, Елисейский дворец. В пяти шагах - Вандомская площадь и улица Фобур Сент-Оноре, всемирно знаменитая своими роскошными магазинами вроде "Эрмес" и "Картье". А северную площадь формируют два великолепных здания, построенных великим французским архитектором ХVIII века Жак-Анжем Габриелем. В одном находится Министерство флота, а другое и есть "Отель де Крийон".

Маленькое отступление: по-французски "hotel" значит не только "гостиница", но и "имение", "особняк".

В 1775 году, еще до того, как здание было закончено, король Людовик XVI сдал его в аренду герцогу дХОмон, человеку, диктовавшему вкусы эпохи. Под его наблюдением архитектор Пьер-Адриен Парис создал изумительные интерьеры, сохранившиеся до сих пор. В 1788 г., накануне Революции, дом был куплен Франсуа-Феликсом-Дороте Бертон де Бальб, графом Крийон, герцогом Маон, потомком прославленного графа де Крийон, приятеля, военачальника и собутыльника веселого короля Генриха IV. В собственности семьи Крийон дворец находился до 1907 года, за исключением времени Революции. Затем он был куплен "группой отелей Лувра" и под руководством архитектора Детайера превращен в первый в Париже отель самого высшего уровня.

Сейчас "Отель де Крийон" является "флагманом" гостиничной группы "Конкорд", владеющей сетью отелей по всему миру, от маленького и сверхроскошного Hotel de la Reine в Нанси до "Империал" в Токио с его больше чем тысячью комнат. Кроме того, "Крийон" - единственный во Франции отель такого масштаба, несколько поколений принадлежащий одной семье - Таттинже, владеющей также знаменитой маркой шампанского. А президентом группы "Конкорд" с 1990 года стал племянник Жана Таттинже, Патрис де Маржери, отпрыск семьи, хорошо известной как в великосветских, так и политико-экономических кругах Запада.

Чтобы еще лучше понять, что такое "Крийон" в мировой истории, узнаем, что здесь в 1778 году Бенджамин Франклин и представитель Франции Жерар Конрад подписали франко-американский договор о признании новорожденных США. А в 1919 году здесь был подписан устав Лиги Наций. Здесь много раз собирались ведущие политики для принятия самых важных решений. А уж сказать, кто из знаменитостей здесь останавливался, трудно - слишком длинный список. Только несколько имен: президент США Теодор Рузвельт, король Великобритании Георг V, сэр Уинстон Черчилль, шах Реза Пехлеви, Чарли Чаплин, император Хирохито, Джеки Кеннеди-Онассис, Шимон Перес, Юл Бриннер, Президент Вудро Вильсон, Гарри Каспаров, Мадонна, Элизабет Тэйлор, Эрнест Хемингуэй, Майкл Джексон...

Что это, гостиница или декорация, по которой бродят тени великих героев? Музей или место, где можно поспать, поесть, провести время? Удивительным образом и то, и другое.

Интерьеры "Крийона" - настоящий музей. Здесь аутентичная мебель времен Людовиков XV и XVI, гобелены, старинные картины и скульптуры. Но здесь же совсем недавно одна из знаменитых дизайнеров современности Соня Рикель переделала легендарный "Крийон Бар" и украсила его авангардистской стойкой из битого стекла авторства скульптора Сезара, знаменитого своими изделиями из сплющенных автомобилей. Королевское великолепие зала Марии-Антуанетты, Орлиного зала и зала Битв органично сочетается с изысканно-аскетичными "Террасами" на крыше "Крийона". Музейная роскошь "сьюта" "Герцог де Крийон", известного также как "сьют 103" (точная его копия находится в музее "Метрополитэн" в Нью-Йорке) не противоречит скромному и уютному номеру, где всегда останавливался композитор Леонард Бернстайн.

Главное же, пожалуй, в мифологии "Крийона" - это его приверженность, перефразируя Бунюэля, "скромному очарованию денег и власти". Власть и деньги невидимыми, но очень ощутимыми флюидами струятся в воздухе этого памятника мировой истории. Как уже говорилось, он не столь знаменит, как "Ритц". Нефтяные магнаты из Далласа или петролеумные шейхи из Эмиратов здесь встречаются, но не они делают погоду. Конечно, и здесь деньги решают все. Но накопленная веками масса спокойствия и уверенности в себе не стимулирует экстравагантность. Поэтому рекламный лозунг "Крийона" - "о важности постоянства", взятый у суперэстета Оскара Уайльда, как нельзя лучше отражает смысл его существования. Интересно, что хозяева гостиницы не стыдятся присутствия в "золотой книге постояльцев" имен столь одиозных, как маршал Петен. Приведись там остановиться Гитлеру или Сталину - они бы тоже навечно остались в памяти "Крийона". Историю не переделывают.

Видимо, именно это постоянство и привлекает в "Крийон" людей, могущих себе это позволить. Уровень комфорта и обслуживания здесь невероятно высок. Но в мире наверняка есть и куда более шикарные заведения в духе по-нуворишски изощренных калифорнийских фантазий. Кстати, цены в "Крийоне", если можно так сказать, довольно низкие. Самый дешевый одноместный номер стоит около 600 долларов. "Президентский сьют" обойдется раз в десять дороже. "Маленький завтрак" - кофе, круассан, молоко, сок, джем - 30 долларов.

Согласитесь, что это не так уж много для людей, имеющих обыкновение останавливаться в подобных местах. Полагаю, что кто-нибудь вроде пресловутого Брынцалова мог бы даже обидеться - ведь "за углом" при желании можно найти что-нибудь подороже. Так что пафос выкидывания денег в форточку "Крийону" не присущ.

Безусловно, остановиться в "Крийоне" - значит все же продемонстрировать снобизм. Но снобизм утонченный, "цивилизованный". Он требует чувства причастности к истории и некоторого умения ценить непреклонную традицию. И, пожалуй, отрадно, что в "Крийоне" начинают появляться постояльцы из России. Значит, часть "новых русских" уже начала входить во вкус уравновешенного и "скромного" богатства, не требующего покупки нового 600-го "Мерседеса" потому, что в старом пепельница набита окурками. Если уж они просаживают свои не всегда честно нажитые деньги (а скажите на милость, много ли больших состояний в мире было нажито праведно?), то пускай лучше это делают с оглядкой на своих более отесанных коллег. Возможно, это цинично, но я предпочитаю вежливых и воспитанных бандитов. Грабеж с хамством хуже грабежа без оного.

Можно спросить: а зачем вообще рассказывать о заведениях вроде "Крийона", куда девяноста девяти целым и девяти десятым процента читателей "iностранца" наверняка в жизни попасть не придется, зачем смущать чувства разглагольствованиями об изысканных деревянных панелях и гобеленах в его номерах, о хрустале "баккара" его люстр и винных графинов, о великих мира сего, в нем прохлаждавшихся? К тому же, если там русский и окажется, то непременно коррупционер из правительства или полубандит-полубанкир из "коммерческих структур", а прочим вообще зарплату не платят...

Да затем, что Hotel de Crillon - это мощный феномен человеческой культуры, и не говорить о нем, в общем-то, то же самое, что попробовать перестать говорить, например, о пирамиде Хеопса. Тоже непонятно зачем существующая штука. Затем, что в "Крийоне" не только очень красиво и комфортно, но еще и чувствуешь то, что называется "преемственностью времен". А при отсутствии таковой надеяться на выплату зарплат еще труднее.

Источник: archive.travel.ru