Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Калимера, синьорита, Калиспера!

 

 

Это все ерунда, что сиесту выдумали испанцы. Совершенно точно – греки. Ровно до часу дня они приветствуют друг друга – «Калимера!» - «Доброе утро!», а примерно после шести вечера – «Калиспера!» - желают, чтобы он прошел максимально удачно.

Дня в Греции словно нет. Тем более доброго. Котабазильевское «Ночью дети должны спать» здесь спокойно можно перефразировать как «Днем греки должны спать!» Во всяком случае, отдыхать. Сумасшедшие туристы, не пристроенные к экскурсиям или одуревшие от моря, болтаются по тихим улочкам и натыкаются на запертые двери и ставни: «Тихо, нет никого, ступайте дальше». Молчат птицы и обещанные злые собаки, в виде картинок пришпиленные к заборам фермерских угодий. Между прочим, не так уж жарко – всего +23-25 – почему они не работают? Очень просто – потому что НЕ ХОТЯТ.Дорогое греческое правительство, пойди, заставь трудиться грека! Ему некогда – у него рыбалка, масса красивых не доступных пока еще женщин. Он бастует, наконец! Жена-гречанка недалеко ушла от мужа: с утра до ночи (с перерывом на сиесту, разумеется) будет прохлаждаться в кофейне, тянуть черный напиток чашку за чашкой и, прикуривая одну сигарету за другой, импульсивно трепаться с подругой. Все как одна, пышнотелые, в миниюбках и открытых топах, встречаешь их либо сидящими нога на ногу, либо гоняющими на мотобайках.

Продавцы в магазинах и лавчонках старательно прячутся за стеллажи? Не сомневайтесь, это аборигены. Они не любят торговаться и на каждое предложенное снижение цены устало отвечают: «Фикс прайс» (фиксированная цена). Редкий грек или гречанка загонит тебя на выходе обратно в лавку и покажет не обнаруженные тобой чудеса света, а уж если вы собрались в поход за сувенирами вечером, не дай бог вам нарваться на те магазинчики, где собрались подруги. Они будут хохотать, болтать без умолку,  и ни одна не обратит на вас никакого внимания. Очень самодостаточная нация. Еще бы, сколько тысяч лет за плечами, какие только духи не бродят по просторам древней Эллиники… Эти духи все сделали для того, чтобы Греция не померла от собственной лени, и прислали сюда выходцев из бывшего СССР. Не знаю, в курсе ли мистер Горбачев, что ему помогали Зевс и Спарта, но в результате развала нашей великой некогда Родины здесь, в Греции, обосновались тысячи и тысячи украинцев, молдаван, латышей, литовцев, особенно украинцев. Правда, все они все же русские. Справедливо замечают, что их здесь уже больше, чем местных, снимают, а то и покупают недвижимость, женятся, отдают детей в школы (объездив несколько городков, ни одной не увидела) и не мечтают вернуться обратно. Говорят, что «здесь хорошо, только все время тепло. Ну нельзя же так, чтобы все время тепло!»

Пусть, пусть будет все время тепло, а иначе куда нам ездить отдыхать так дешево? Но нельзя же, чтобы ТАК развалено? Что ни городок на острове (а их в Греции что-то около двух тысяч, вряд ли неприлежные греки пересчитали все), то свой акрополь. Цена за счастье осмотреть свежеизготовленные руины на месте мифической славы стоит от двух до десяти евро, но зачем платить, как говорится, дважды, если удивительное рядом? Греция сочетает в себе нестрогую полуразрушенность-полунедостроенность и при этом живет прекрасно.

На территории вознесшегося над пучиной моря музея – активно застывшая стройка – краны, механизмы (может, мы застаем перманентную сиесту?) и утомленные солнцем лишь только молодые смотрители, дающие понять, где фотографироваться можно, а где запрещено. Ни одной таблички с перечеркнутым фотоаппаратом. Спасибо. Издалека виды моря, впившихся в скалы домиков бесподобны. Ближе развалины тоже потрясают. Колотый камень, мусор, проволока, черт знает что вообще и пыль, пыль, пыль. Почему в соседней  - рукой подать - Турции (эти сравнения неизбежны и неизменны) у стоявших вдоль дороги апельсиновых деревьев мы даже разламывали блестящие листики – не верили, что не искусственные, а здесь плотный слой пыли не дает отличить, где плодородная земля, а где просто дорога?!

Вероятно, во всем виновата вечная сиеста и балованные, как та хохлушка Галя из анекдота, греки. Да пусть его. Этой барской, нажитой тысячелетиями лености и дивишься, и наслаждаешься ею. Грецию регулярно посещает вся Европа, но любят они исключительно русских. Потому что мы братья-сестры, «ортодокс» - православные. Редкий бармен не желал нас угостить, издалека определяя национальную принадлежность. Нельзя обижать грека, заглянув к нему в кофейню на чашечку эспрессо в 11 утра, и отказываться от рюмочки-двух бейлис. За его счет, разумеется. Или метаксы. Или белого-красного вина. Вечером гостиничный красавец-бармен наливает рюмочки узо (ракии) мне и себе и подмигивает: ну что, мол, давай по рюмашке? И без зазрения совести на самом деле хлопает свою на глазах у администратора. «Вы не можете этого делать!» - в ужасе кричу, предотвращая, как думаю, неизбежное увольнение. «Почему?» - также в шоке, поперхнувшись, спрашивает он. «Ну, вы же на работе…» - мямлю, уже понимая, что выгляжу на этом греческом празднике всеобщего непослушания полной дурой.

Ну право же, они страшно милые, эти греки. Чтобы хоть как-то извиниться за нежелание присесть за столик в кафе в то время, когда мы сыты, пытались научить их «рашн традишнл эбаут Грис» - что-то вроде «русской поговорке о Греции». Ну вы знаете: «Ехал грека через реку…» и так далее. Повторяли с удовольствием, радостно воспроизводя «рак за руку грека ЦАП!» и всегда спрашивали: «Уот из мин?»  - «Что это значит?». Приходилось сочинять страшную повесть на давно забытом английском о бесстрашном «элиниос» («грек» по-гречески), покоряющем бурную «рива» (реку) и сражающемся с «биг-биг» (большим-пребольшим)… омаром (ну не было в школьной программе рака!). Зато национальная греческая гордость приподнималась с невероятной на недосягаемую, высоту и благодарные официанты и бармены отпускали нас восвояси, ощущая, видимо, что они нам должны что-то… какую-то такую же волшебную и душещипательную историю. Из нашей, русской жизни.

Почти из нее – кошки. Но не наши пушистые Барсики. В Греции их невообразимое количество. Страшно худые изможденные, абсолютно не склонные к заигрыванию и попрошайничеству. Не орущие друг на друга, как полоумные, из-за раздела территории. Тихие, молчаливые, чаще рыжие или черные, группами по 7-8 штук, кошки сидели где придется и абстрактно взирали на проходящую мимо жизнь. Живенько выглядели только котятки, вылезающие прямо из расщелины в скале навстречу матери. Просто удивительно, как ей удалось их там «отложить» и, главное, вскармливать на радость туристам?

Здесь нет шикарных отелей: когда выходишь на балкон, кажется, что ты вообще в Адлере. Здесь нет турецкой назойливости, нет обмана, нет спешки. Есть искренность: например, одна официантка, поминутно прижимая руки к груди и закатывая глаза, рассказывала о свадебных хлопотах и даже демонстрировала макет приглашения, спрашивая совета, все ли в нем хорошо. И так она поступала с каждым, сидящим в ее таверне. Есть греческое дружелюбие, легкая наивность. Море. Еще одно. А после встречи с Грецией остается стремление к новому свиданию. И плевать на эту чертову пыль.

Источник: awaytravel.ru