Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Месяц на мальтийской сковородке

 

 

Лира весом в фунт

О предстоящем летнем отдыхе я задумалась еще в апреле. Конец раздумьям положил телефонный звонок университетской подруги, которая уже четыре года живет на Мальте. Итак, она приглашает меня с сыном в гости на целый месяц. Дом, говорит, у меня просторный, трехэтажный, и для тебя с сыном комната найдется. Обзвонив все авиакомпании и сравнив уровень цен и условий полета, я остановилась на родном Аэрофлоте: рейс хоть и не очень удобный, зато самый дешевый - всего $514 туда и обратно за двоих.

Зная, что моя подруга человек гостеприимный, но очень занятой, я решила быть ей не в тягость, а только в радость. Мне не нужно думать об отеле, но о питании и экскурсиях я должна подумать сама. Еще до отъезда вооружилась пособиями, справочниками и рекламными проспектами по Мальте. Самым моим любимым путеводителем стал Le Petit Fute. Казалось, я не только узнала все об истории Мальты, но и стала хорошо знакома с ее современной жизнью - что посмотреть, как доехать, где что купить и почем. Мальта представлялась мне страной дешевой, заваленной овощами, фруктами, рыбой и полностью оборудованной для туристов.

Осталось все это проверить на себе.

Разумеется, я знала, что мальтийская лира, или, как ее называют по привычке, оставшейся со времен британского владычества, - фунт, составляет 2,64 доллара США. Тем не менее, прилетев в столицу Мальты Ла-Валетту и получив в обменном пункте аэропорта Святого Луки за $100 всего лишь 37 лир с мелочью, была несколько озадачена. Трудно расстаться с московской привычкой получать за те же 100 долларов не меньше полумиллиона рублей.

Город на террасах

Половина пятого утра, еще совсем темно, грузимся в "мерседес" моей подруги. Мы едем по предутренней Ла-Валетте. На фоне светлеющего неба меня поразило количество телеантенн на крышах домов. Будто стаи гигантских комаров, а может, стрекоз, зависли в воздухе над крышами. Дома двух- и трехэтажные, у каждого хозяина антенна своя собственная.

Весь остров разбит на террасы, которые сохранились еще с древних времен, и на них по-прежнему работают крестьяне, возделывая каждый свою делянку. Террасы эти поддерживаются каменными оградами, возведенными простейшим способом - просто камни друг на друга положены и не скреплены ничем. Даже удивительно, как они не разваливаются.

Когда мы свернули на нужную нам улицу, уже рассвело. Дома стоят вплотную друг к другу, но все абсолютно разные по внешнему виду и планировке. Они выходят фасадами на улицу, а позади - сады, у кого побольше, у кого поменьше. Земельные участки на этой улице у всех одинаковые. Хочешь иметь большой сад - строй дом меньше по глубине, хочешь дом побольше - придется ограничиться крохотным садиком. Такой тип застройки называется "террас хауз", а если дома стоят просторно - это уже виллы. Несмотря на то, что землю и дорогостоящий гумус приходится покупать в магазинах, мальтийцы украшают свои дворики, крыши, балконы, окна и даже стены многочисленными растениями и цветами в кадках, горшках, подвесных кашпо, настенных и напольных вазах.

Интересна система водостока в домах: по арабской традиции сохранились плоские крыши, на которых даже растут деревья и все оборудовано для отдыха, а водосточные трубы ведут в подвал. Там дождевые воды скапливаются в специальном огромном, на несколько сот тонн, хранилище. Получается, что дом стоит на водяном колодце.

Каждый дом имеет собственное имя - это либо женское имя, либо фамилия хозяев во множественном числе. Оно и значится на табличке рядом с входной дверью. Слева к стене обязательно прикреплено глиняное с глазурью изображение Богоматери с младенцем Иисусом. Под этой фарфоровой иконой помещается ваза с цветами и свечка в специальном сосуде - чтобы ветром не задувало.

Но самое запоминающееся - бронзовые ручки-колотушки самых неожиданных форм, наиболее популярная - в форме священного финикийского дельфина с хвостом в виде трезубца, а подставкой ручке служит Мальтийский крест. Сколько дверей, столько и различных ручек. Потом мы видели великое множество таких до блеска начищенных колотушек, прикрученных к специальным доскам, в сувенирных лавках и на дверях Слимы, Валетты, Мдины и других городов и городишек, и очень мне хотелось купить такую ручку в подарок отцу, чтоб она красовалась у него на даче. Даже цена в 20-30 лир не смущала. Вот только ручки сувенирные от настоящих очень отличаются - они как бы игрушечные. Вдруг сразу позеленеют? В общем, не купила я эту ручку.

На диком городском пляже

Большинство там, естественно, составляют мальтийцы с семьями или просто молодежь шумными компаниями. Семьи с детьми, начиная с грудного возраста. Детишки сидят в колясках под зонтиками, а бабушки или прабабушки за ними присматривают. Многие мамаши беременны и все равно загорают, купаются, курят. Детей у них мал мала меньше, обычно три-четыре и пятый в животе.

Пляж - не евпаторийский песок и даже не ялтинская галька, а огромные неправильной формы глыбы известняка, затвердевшего под солнцем. На этой раскаленной мальтийской сковороде под жарким солнышком днем долго сидеть нельзя - сгоришь сразу. Зато вода в море теплая, чистая, и купание совершенно безопасное.

Подростки мальтийские полностью увешаны золотом: шея, уши, нос, брови, руки, ноги - куда только можно и нельзя вкручены серьги по нескольку штук, намотаны цепи, многочисленные медальоны свешиваются не только на груди, но и на руках и ногах. Следуя последней моде, все без исключения с цветными татуировками различной величины и самых невероятных сюжетов. К туристам относятся с отчужденным уважением, вежливы и не пристают.

Пожиратели морских ежей

Молодой человек лет 17-18, очень похожий на немца или англичанина - светловолосый, голубоглазый, - нырял у кромки пляжа с маской и ножом и наловил целую сетку морских ежей. Они кажутся каменными шариками, утыканными колючками, причем очень длинными, но не острыми. Так вот, мальчик этот спокойно уселся, снял маску, достал ножик с длинным лезвием и стал резать ежей пополам и выедать внутренности. Делал он это с большим аппетитом. Пляж замер. Все как завороженные смотрели на мальчика, прилюдно пожирающего морских ежей живьем. Уверенно, не торопясь и не обращая ни на кого внимания, он резал ежа пополам, затем аккуратно выковыривал оранжевые внутренности и отправлял их в рот. Это не выглядело противно, это выглядело неправдоподобно.

Я взяла фотоаппарат и попросила у пожирателя ежей разрешения сфотографировать его и поглощаемые им морепродукты. Он согласился, надел маску, взял ежа в руки и притворился, будто бы только что достал его из моря. Затем мальтиец (он оказался мальтийцем, хотя и родился в Англии) нырнул еще раз и наловил новую сетку ежей. Он бережно вскрыл самого большого из них, достал все оранжевые внутренности, красиво сервировал их на собственной маске и торжественно преподнес мне, сказав, что это очень вкусно, сладко, как рыба, одним словом - деликатес. Я оценила его великодушие, но не знала, как отказаться от кушанья; кажется, я что-то пробормотала о своем больном желудке и аллергии на рыбу. Он сочувственно отошел и слизал все до последнего кусочка.

Пока он ел, никто даже не купался. Только смотрели на него и специально прохаживались рядом, чтобы лучше видеть. Тем временем на пляж подтянулась типичная мальтийская семейка: мама, папа, дочка лет двадцати пяти и мальчик лет четырнадцати. Все невысокого роста, но весьма пышнотелые, что весьма характерно для мальтийцев. Сели, раскинув телеса под палящим солнцем, потом неторопливо погрузились в воду. Сначала семейство купалось, а затем тоже принялось ловить ежей и наловило их целых две сетки. Все стали завтракать, причем они уже ели не только оранжевую часть, но и все остальное, всю черноту. Ели попросту - руками, безо всяких там ножей. Причмокивали, облизывались, облизывали пальцы. Папаша не успевал относить в помойку пустые колючие корочки, а мальчик не успевал таскать ежей из моря.

Источник: http://archive.travel.ru