Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Рыба на "гривеннике"

 

 

В том смысле, что при обмене в аэропорту $50 мне выдали меньше двадцати лир, причем пять лир в виде горсти однотипных никелевых монет. Мелочь всегда коварна - раз-два и пробросался на чепуху. Поэтому я сразу начал изучать монетки. На "дорогих" лировых, полтинниках и четвертаках мальтийцы отштамповали чахлые кустики и цветочки - безрадостные такие, чтоб не жаль было отдать. Зато на одноцентовике, за которым и не нагнется никто, они изобразили каменную куницу, на двухцентовике - ветку оливы, на пятицентовике - краба, а на "гривеннике" - рыбу с хищной мордой.

"Что за рыба?" - спросил я у менялы, но тот ответил глупо: "Да, это рыба", - устал, наверное, от мелочи. Встречающая нашу группу гид тоже понятия не имела - просто рыба и все тут, на пятицентовике просто краб, а на "гривеннике" просто рыба. И в отеле менеджер посмотрел на монету, как будто в первый раз увидел, и посоветовал назавтра ехать в Марсашлок, там как раз по воскресеньям рыбный рынок.

Марсашлок - рыбацкий поселок на восточном побережье. Название древнее: "марса" по-финикийски означает "бухта". Того же корня французский порт Марсель и еще немало названий по всему Средиземноморью, потому что финикийцы во времена Гомера были лучшими мореплавателями. После времен Гомера они вымерли, но нынешние мальтийцы считают себя их потомками.

Итак, наутро я вышел из отеля и сел в автобус. Желтые мальтийские автобусы - лучшее средство передвижения на острове. Вошел, отдал 15 центов водителю и трясись себе на поворотах. Дверь не закрывается, да, собственно, и двери нет, только дверной проем, зато ветерок обдувает, в жару приятно.

Сокровища и глубинная бомба

Проехали Форт Мануэль на островке в заливе между Слимой и Валлеттой. В конце прошлого года информационные агентства сообщили: мальтийцы собрались продать форт иностранному консорциуму, чтобы самим не тратить лиры на восстановление развалин. Сенсацией было то, что в форт нагнали солдат с миноискателями и те пытаются в срочном порядке отыскать сокровища мальтийского ордена. Сообщали, что все дороги к форту перекрыты, журналистов не пускают даже по спецразрешению - словом, все таинственно и серьезно.

Поверив газетам и гидам, в Слиме я вышел из автобуса и перешел по мосту на островок, намереваясь узнать, до какого места все же пускают, а откуда начинают заворачивать. Минут десять я шел мимо яхт-клубов. По сообщению все тех же агентств, где-то здесь в позапрошлом году призрак великого магистра Мануэля де Вилены напугал четверых друзей-яхтсменов.

Известно, что призрак ни с того ни с сего прохожих пугать не будет. Поэтому духовные лица из Управления историческими памятниками вскрыли дверь часовни, где похоронен Мануэль, и увидели, что через подкоп туда проникли гробокопатели и побеспокоили прах. Часовню привели в порядок и на всякий случай перечли завещание. Выяснилось, что Мануэль посмертно оставил на помин души ровно столько золота, что по ценам XVIII века хватило бы на 1000 лет. Поминальное золото, конечно, еще Наполеон прикарманил, но духовные лица все же заказали службу в соборе святого Иоанна.

Не знаю, как про призрак, а про сокровища журналисты наврали, как это и бывает обычно: где сокровища - там вранье. При входе в форт я поприветствовал сторожа с собачкой, да тот не ответил, ушел. Только потом я понял - куда. Солдат с миноискателями не было, зато у стены грудой лежали авиабомбы, проржавевшие снаряды, противотанковые мины и пузатая глубинная бомба.

Вскоре приехала полицейская машина. Вот куда ходил сторож - стучать! Запад есть Запад, чуть что не так, безжалостно настучат. Полицейские остановились возле меня и вышли как будто покурить. Сразу требовать документы и спрашивать, с какого перепугу человек топчется в Форте Мануэль, на Мальте не принято: права человека, если кто еще не понял. Да, местная полиция действует решительно и неподкупно - на дороге даже за мелкое нарушение сразу штрафуют на 45-80 лир и вдобавок вызывают в суд; и в тюрьме у мальтийцев сидят 123 человека, из них 90 - иностранцы. Но если нарушения нет - стоят полицейские вот так и курят.

Я первым решил заговорить, спросил по-простому: "А сокровища где?" Английский у меня - хуже не бывает, но на Мальте разговаривать легко. Здесь не Штаты и тем более не Англия, где любят поиздеваться над произношением и постоянно прикидываются, что ничего не поняли.

На Мальте все говорят четко и без пригубных излишеств, как наши школьные учителя. Словом, полицейские меня поняли и охотно поддержали разговор, сказали, что сокровища наверняка где-то зарыты, но не Мануэлем. Да и солдаты искали не сокровища, а боеприпасы времен второй мировой, все-таки невежливо продавать форт вместе с ржавыми глубинными бомбами.

Источник: http://archive.travel.ru