Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Сент-Экзюпери в Марокко

 

 

Раз в год оживает полузаброшенный аэродром в Тарфае, на самом юге Марокко. Из французской Тулузы прилетают десятки легких самолетов, чтобы, сделав остановку, продолжить путь дальше - через Западную Сахару и Мавританию в Сенегал. Они повторяют маршрут французской эскадрильи почтовой авиации "Аэропосталь". Повторяют в честь ее пилота Антуана де Сент-Экзюпери. С Марокко много связано в его жизни. А в Тарфае, которая во времена Экзюпери называлась Кап-Джуби, он был начальником аэродрома в 1927-28 году. Здесь он написал свою первую книгу "Южный почтовый". Здесь до сих пор его помнят и почему-то считают, что 31 июля 1944 года он погиб не в Средиземном море у Марселя, а в песках Сахары.

Поиски следов пребывания Антуана де Сент-Экзюпери в Марокко привели меня в мастерскую французского художника Альбера Пило в Рабате. 82-летний ветеран Второй мировой войны сразу после ее окончания осел в этой стране, где начинал службу во французских войсках. Начинал в 1942 году, когда в Касабланке высадились американцы. А заканчивал войну на аэродроме Борго на Корсике в авиачасти 2/33 вместе с Сент-Эксом, как звали друзья и однополчане французского писателя. Помнит Пило и свои встречи в 1944 году в Борго с автором "Маленького принца" незадолго до его гибели. А завязалось близкое знакомство с писателем не при самых приятных обстоятельствах.

Меня, 22-летнего младшего лейтенанта, рассказывает Пило, назначили ответственным за офицерский клуб и столовую. Обычно все ели за одним столом и шумно разговаривали за бокалом вина. Или молчали, если кто-то погиб. Всегда был с офицерами в столовой и Сент-Экс. Однажды дежурный обратился ко мне, назвав меня, как обычно, "мой лейтенант". Это считалось привычной вежливой формой обращения, хотя на самом деле я был всего лишь унтер-офицером.

Какой-то капитан резко оборвал дежурного, обозвал нас сосунками, и приказал дежурному называть меня точно по званию. Он также пригрозил отправить нас обоих на гауптвахту. В этот момент вмешался майор де Сент-Экзюпери. "Если вы не прекратите третировать молодых лейтенантов, - сказал он, - то отсиживать на "губе" придется вам - все четверо суток". В столовой наступило гробовое молчание, которое опять нарушил Сент-Экс, пригласив меня сесть рядом с ним.

С тех пор почти всегда я обедал с боевым летчиком Антуаном де Сент-Экзюпери. Это была большая честь, но это и ставило меня в несколько неудобное положение, поскольку я как бы попал под крылышко известного уже тогда во всем мире писателя. Он шутками сглаживал мое стеснение. Вечерами мы прогуливались у моря. Сент-Экс много расспрашивал о том, как я воевал на Корсике. С интересом и не раз он слушал рассказ о моем плену у немцев, делая пометки.

В 1943 году меня схватили фашисты. Поместили в концлагерь в районе Тура во Франции, и там я впервые познакомился с советскими солдатами. Действительно героическими людьми. Мы подружились, а мне как французу, которому легче было переносить заключение из-за более свободного режима, поручили руководить "комитетом побегов". В него входили русские и даже один немец, врач, выписывавший с моей помощью, а я был отличный рисовальщик, фальшивые документы для военнопленных, готовившихся бежать из лагеря. Чего только мы не придумывали ради спасения.

Благодаря усилиям комитета из "зоны смерти" были освобождены более 20 русских, что казалось невероятным. Все они, как и я, бежали в свободные районы Франции. Затем укрывались среди патриотов или уходили в партизаны.

Дружба с Сент-Эксом, который был тогда в два раза старше меня, продолжалась недолго. Я был один из немногих, кто пожал ему руку 31 июля 44-го перед его последним девятым разведполетом над оккупированной фашистами Южной Францией. Я это осознал не столько в страшные 14 часов 15 минут, когда у его самолета должно было закончиться горючее, сколько в столовой у столика с расставленными мною приборами, к которым Сент-Экс уже никогда не притронулся.

Не хочется завершать на минорной ноте, продолжил рассказ Пило. Приоткрою один из секретов моего друга, который характеризует его как человека. С собой в самолет он обычно брал и так называемые посторонние предметы, что запрещалось уставом. Это были карманные шахматы, кроссворды и блокноты для рисования. Он всегда был в душе художником. Его глубоко трогало все - звезды над Средиземным морем и марокканской Сахарой, успехи великого шахматиста Алехина и подвиг русского солдата в Сталинграде. Да, скоро, в следующем 2005 году, россияне отметят 50-летие начала Победы в Великой отечественной войне. То, что сделали русские, это трудно оценить даже самой истории. Свою толику в победу французов, вашего народа, всех людей, внес, конечно, Сент-Экс. И это здорово, что его любят в России, как, может быть, нигде больше. Он был гуманистом, великим писателем, пилотом и в то же время, если хотите, мальчишкой, который безумно любил летать и гробил свои самолеты.

Рядом с мечетью Удайи

Да, он знаменит, кстати, еще и тем, что разбил не один самолет, чудом оставаясь в живых. Не удалось ему только спастись на американском разведчике "Лайтнинге", который по невыясненным причинам упал в Средиземном море близ Марселя после вылета с аэродрома в Борго на Корсике, за две недели до освобождения Парижа 25 августа 1944-го. На следующий день генерал де Голль, с которым так и не сложились отношения де Сент-Экзюпери, триумфально прошел по Елисейским полям. Позднее президент Французской Республики с грустью вспоминал: "Во время войны мы оба были в Алжире. Он пытался встретиться со мной. А я подумал: "Пусть сначала подождет!" И в результате нам не довелось встретиться. Это преисполняет меня глубокой грусти. Во мне всегда уживались два человека: человек и генерал. Иногда человек хочет сделать то, что неприемлемо для генерала, и это очень тяжело".

Неожиданно для меня трагично сложилась судьба и друга Антуана Альбера Пило. Недавно в Рабате вновь зашел в его мастерскую. Встретил меня Мишель - старший сын ветерана войны и молча протянул несколько его поэтических сборников с посвящением Сент-Эксу. "Отца больше нет, - печально сказал он. - Его недавно застрелил мой младший брат, наркоман". А в мастерской Пило висел написанный пастелью большой портрет Альбера работы нашего замечательного художника Георгия Шишкина. За пару месяцев до гибели мне удалось познакомить этих двух мастеров кисти.

Из мастерской Пило иду вдоль крепостной стены к побережью Атлантического океана - к старинной цитадели корсаров Удайе. Здесь Экзюпери жил у знакомого француза капитана Пьера Приу. "Дом капитана, новенький, расположенный в белом лабиринте арабских домиков, прилепился к мечети Удайи, - пишет 21-летний ровестник ХХ века Сент-Экс. - Минарет возвышается над его открытым внутренним двориком, и вечером, когда мы переходим из гостиной в столовую, задирая голову к звездам, мы слышим пение муэдзина и смотрим, как он размахивает руками, словно матрос на корабле".

По пяти ежедневным намазам (молитвам) Антуан определял время суток. Атмосфера мусульманского мира привела его позднее к созданию так и незаконченного философского эссэ "Цитадель", которое первоначально называлось по-арабски "Каид" (предводитель). Как удалось установить, в том же Рабате Сент-Экс, у которого поваром был российский эмигрант, впервые посетил русский православный храм Воскресения Христова. Там он на всю жизнь полюбил церковные песнопения россиян, построивших этот храм на побережье Аталантики после бегства из большевистской России. После успешной сдачи экзаменов в Рабате на военного летчика и первых полетов на военном тихоходе времен Первой мировой биплане "Брегет-14" Антуан возвращается во Францию, а затем часто летает на французской почтовой линии "Аэропосталь" в Касабланку и далее через испанский форт Кап-Джуби (Тарфаю) в сенегальский Дакар и в Латинскую Америку.

Он писал там письма и отчеты

Здесь же недалеко от мастерской Альбера Пило сажусь в электричку и через 50 минут - в 4-миллионной Касабланке. В 15 минутах ходьбы от ее порта сижусь за столик крохотного кафе "Ле Пти Пусэ" ("Мальчик-с-пальчик"). Сюда почитатели таланта Экзюпери ходят как в музей. Здесь он любил проводить время и работать в двадцатые и тридцатые годы.

Это французское кафе, где подавались креветки, жареные сардины и красное вино, считалось "буржуазным уголком" в бывшем протекторате Марокко. Мало кому известный тогда молодой человек, летавший на почтовых самолетах из Тулузы в Касабланку, Агадир, Кап-Джуби и Дакар, обычно останавливался рядом с кафе в гостинице "Эксельсиор".

Нынешний хозяин "Ле Пти Пусэ" Ахмед Иссауи считает, что, возможно, именно здесь родился образ златокудрого малыша - сродни Мальчику-с-пальчику. Экзюпери в ожидании запчастей для самолетов писал на террасе кафе письма друзьям и отчеты в авиакомпанию "Аэропосталь". Любимым занятием Антуана было рисовать на листочках меню "Ле Пти Пусэ" своих друзей по "Аэропосталь" летчиков Мермоза, Гийоме, других легендарных пилотов, запечатленных в его книгах. Ныне эти рисунки с пустыней Сахара, бедуинами и разбитыми самолетами висят на стенах кафе.

Сент-Экс провел в Касабланке медовой месяц после свадьбы с Консуэло, с которой был написан образ капризной розы в "Маленьком принце". С этой женщиной с ветреным характером Антуан прошел через всю жизнь, неся ответственность за то, что, по его словам, приручил ее однажды. В Касабланке он с друзьями праздновал свои летные успехи и молча глотал горечь поражений, когда пилоты полевой авиапочты гибли в океане или африканской пустыне.

Источник: archive.travel.ru