Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Желание, влечение, Марокко...

 

 

Марокко обманывает ожидания. То, с чем сталкивается путешественник на западе Северной Африки, абсолютно не совпадает с картинами из арабских сказок, нарисованными его воображением. Мир Марокко фантастичнее, экзотичнее, поразительнее и страннее любых мечтаний. Первые впечатления от страны - светлое, почти белое от зноя небо, звенящий голос муллы, нараспев выкрикивающего с верхушки мечети во время намаза, (раз шесть в сутки, но всегда неожиданно) и горизонтально перевернутый серп луны. Цвета индиго, охры и терракоты, осыпающиеся глиняные дома розовато-карминных оттенков, опьяняющие запахи дыма, специй, мяты, кожи, кошек и ослиной мочи.

Касабланка. Мегаполис.

Попасть в Марокко, минуя Касабланку, невозможно. В местный аэропорт слетаются все международные рейсы. Но это не значит, что в городе с красивым названием и бездарной эклектичной застройкой стоит проводить больше одного дня. Французские колонизаторы застраивали Касабланку на европейский лад от сочетания европейской архитектуры и арабского менталитета она так странно и выглядит. Город полон регулировщиков, упорядочивающих броуновское движение транспорта на улицах свистками и энергичными жестами. Поймав такси, вы можете съездить в крупнейшую мечеть мусульманского мира, выстроенную на специально насыпанном полуострове, выносящем это грандиозное сооружение в открытый океан. Мечеть, открытая для посещения туристов (естественно, босиком), прекрасна. Это шедевр прикладных искусств резьбы и лепки, мозаичных работ, инкрустаций. Она выложена зеленым, бордовым и розовым мрамором, отполированным, как зеркало. Километры разноцветных мозаик образец медитативного отношения марокканцев к жизни. Представить себе, что в наше время кто-то выкладывает кусочками глазурованной керамики размером в сантиметр прелестные орнаменты на стенах, колоннах и полах, можно только здесь. Неподалеку от мечети в ресторане "La mer" вас ждут все роскошества морской кухни. Она одна из двух основных гастрономических составляющих марокканского чревоугодия. В прибрежных районах вы наслаждаетесь лангустами и невероятно толстыми устрицами, а в глубине страны ароматными и острыми мясными блюдами, кебабами со специями, тушеными овощами и супами. Кухня "на любителя" очень быстро становится по-настоящему любимой, как только вы пробуете "таджин" приготовленное в специальной глиняной посуде под глиняным колпаком тушеное мясо с овощами и фантастическими приправами.

Фес. Венеция пустыни.

Бывшая столица Марокко город поразительный. Местоположение в глубине страны сообщает климату континентальную резкость перепада дневных и ночных температур. Несмотря на жаркое солнце днем, ночью вы будете стучать зубами от холода. Фес это какая-то запредельная аутентичность местной экзотики. Глиняный средневековый город VIII века охраняется ЮНЕСКО, при поддержке которого в Фесе регулярно восстанавливаются старинные арабские дворцы риады. Глинобитные здания цвета пустыни осыпаются медленно и неуклонно, так что со временем город исчезнет в песках, как Венеция когда-нибудь погрузится в море. На каждом фасаде окнами внутрь (типичная специфика архитектуры для предохранения от жары и поддержания микроклимата все окна выходят во внутренний дворик) красуется тарелка спутниковой антенны. Фесская медина (старый город) одна из самых больших и древних в стране. В ее запутанные улочки лучше не углубляться без провожатых. Погружение в плоть средневекового марокканского города ощущение пьянящее. Местные жители держатся с врожденным достоинством уроженцев бывшего культурного и религиозного центра страны.

Мы заглядываем в заброшенные медресе, в художественные салоны, где продаются старинные бронзовые лампы с цветными стеклами, сундуки из верблюжьей кости, керамика, изделия из чеканного металла и ковры. Они изумительны, делятся на арабские (с затейливым орнаментом и высоким мягким ворсом) и берберские (со смешным примитивным рисунком по яркому фону и похожие на дерюжку). Продавцы, привычно приговаривая комплименты про ваш безупречный вкус, мечут перед покупателями, вздымая пыль и какой-то особый сундучный запах, один за другим произведения искусства ковроткачества. Как только вы дрогнули и высказали свое восхищение, атака продолжается с удесятеренной силой. Но при этом продавцы никогда (за исключением безумных километровых базаров в Марракеше) ничего вам не будут навязывать и сто раз подчеркнут, что все показательные выступления производятся исключительно для удовольствия. Однако, если вы уже приняли внутреннее решение и готовы везти в мрачную Москву берберский ковер два на три метра, начинайте торговаться. И если вы будете тверды, цена уменьшится втрое против начальной.

Чтобы смягчить вам длительное испытание уместного торга, в любой лавочке или салоне вам предлагается мятный чай. Подается он в мельхиоровом чайничке, заваривается с листочками живой мяты и большим количеством сахара, разливается в прозрачные зеленые или синие стаканчики и обязательно должен пениться. Отказаться от чая значит выступить совершеннейшим невеждой и дикарем в глазах радушных, пусть и не всегда бескорыстных хозяев.

По улицам медины, настолько узким, что туда никогда не проникает солнце, вы пробираетесь в плотной, ошарашивающе эффектной толпе местных жителей. Мужчины в кашемировых джалабах (нечто вроде халата с капюшоном, надеваемого через голову, выполняет функции верхней одежды) и ярко-желтых бабушах (типа шлепанцев) на босу ногу движутся неторопливо. Женщины в более легких и кокетливых джалабах с кисточками на концах капюшонов вовсе не всегда закрывают лицо. У некоторых на щиколотках выглядящие весьма сексуально хинные узоры. Обычаи мусульманского мира здесь размыты. Мальчишки несут из пекарни свежий хлеб, торговцы апельсинами расположились прямо на улице со своими переполненными фруктами ящиками, нагруженная лошадь пробирается по улице, на которой висит запрещающий знак: осел в красном кружке. Прямо из инкрустированной старинной мозаикой стены бьет источник, и дети бегают к прохладной струе с ведрами, поскольку не в каждом доме есть водопровод.

Из самых сильных впечатлений от Феса поездка на керамическую фабрику, посещение кожевенного производства и прогулка по ночной медине. Блюда и вазы из тяжелого фаянса производятся старинным кустарным способом, расписываются вручную и, что приятно, используются в повседневной жизни, в отличие от сувенирной продукции хохломы и гжели. Печь выбрасывает такие черные клубы дыма, что их видно даже из центра города. Орнаменты типично арабские, завораживающие и напоминающие Андалусию не только по цветам синему, желтому, зеленому. Мавританское влияние прослеживается везде. Посещение кожевенного производства приключение не для слабонервных. С верхней площадки фабрики видны огромные чаны с красками и химическими составами для обработки кожи. Залезая в них, полуобнаженные юноши ногами перемешивают кожи в красителе. Степень вредности производства, учитывая холодную воду, рассчитайте сами. Вокруг сушатся шкуры. Запах обморочный. Но изделия очень красивы и разнообразны. Кожа и замша выделана до тонкости ткани.

В полночь мы отправляемся гулять по медине, на которую выходят окна нашего изысканно-восточного отеля Palace Jamai. Волнующе пустые улицы средневекового города, подсвеченные и неузнаваемые ночью, оказались совершенно безопасны. Нам предложили сопровождение, компанию и гашиш, а также, вынырнув впереди у дверей абсолютно пустого ресторана, попытались состричь купоны с посреднических услуг, приговаривая: "А вот и ресторанчик, сейчас мы вам организуем столик". Разбуженные музыканты, дремавшие в безлюдной темноте, судорожно подхватившись, заиграли на диковинных инструментах, не понимая причин нашего невежливого хохота.

Марракеш. Гранатовый цвет.

Цвет Марракеша, в отличие от спокойного глиняного оттенка Феса, розовый, терракотовый, нежно-коралловый. Хотя это самое романтичное, что есть в городе. После неспешного Феса Марракеш кажется безумно активным. Это, конечно, иллюзия просто здесь больше туристов, и это рождает некоторый ажиотаж. Медина Марракеша огромный, бесконечный рынок "сук". У тех, кто уже адаптировался к местному колориту, может возникнуть подсознательное ощущение восточного мегаполиса. Честное слово, в первый же день углубившись в лабиринт марракешского базара, я без труда вышла обратно на рыночную площадь спустя всего три часа. Голова звенела и гудела от обилия информации, в глазах рябило от разноцветной керамики, джалаб, гор специй и сушеных фруктов. Бесконечные запутанные переходы торговых рядов затягивают, как наркотик.

Вообще, на ритм и стиль здешней жизни можно запросто "подсесть". Для некоторых европейцев он обладает ни с чем не сравнимым очарованием. Не случайно вчерашние туристы вовсю обзаводятся в Марокко собственной недвижимостью. Например, Ив Сен-Лоран и Пьер Берже купили в 80-е участок в центре Марракеша. С 1921 года здесь располагался "Сад Мажореля", французского художника и ученого-энтузиаста, любителя и собирателя местной флоры. Путешествуя по стране, куда он впервые попал, стремясь излечиться от туберкулеза, Жак Мажорель знаменит еще и тем, что расписал потолок наиболее знаменитого в Марокко отеля Матоипга. После смерти ученого в 1962 году сад пришел в запустение, и только новые владельцы из мира французской высокой моды восстановили его красоту. Виллу Сен-Лорана плохо видно даже в щель забора, а вот сад открыт для посетителей. Красота сочетания построек, беседок и фонтанов густого цвета индиго с роскошной субтропической растительностью, изумляет. В бывшей мастерской Мажореля в сердце сада сейчас располагается Музей исламского искусства.

В Марракеше трудно заблудиться еще и потому, что там практически отовсюду видна старинная мечеть Кутубия, неподалеку от которой и начинается центральная рыночная площадь Джема-эль-Фна. К популярному французскому кафе с террасой и открывающимся видом на площадь Brasserie du Glacier подъезжает такое количество туристических автобусов, что первый уровень буквально тонет в выхлопных газах и пыли. Но традиция выпить кофе или мятного чаю именно в этом месте превыше всего. С наступлением темноты площадь диковинно преображается. Главная сцена ночного города Джема-эль-Фна. Ее занимают предсказатели судьбы, рассказчики сказок и легенд, заклинатели змей, музыканты-гнауа (потомки чернокожих рабов из Сахары), танцоры, актеры, фокусники и акробаты. В сгущающейся темноте разгораются угли жаровень, на которых очень аккуратные повара в белых колпаках готовят кебаб, жареные овощи на решетке, картофель. Не стоит бояться еды на улице она ничем не отличается от ресторанной, разве что раз в десять дешевле. Если вы отказываетесь, вам настоятельно советуют запомнить номер стола и вернуться "на барбекю" попозже. Отяжеленные ужином, мы с любопытством пробираемся к движущейся при свете факелов группе: это шоу трансвеститов, отталкивающее и манящее одновременно. Кажется, что попадаешь в средневековье. Какие-то рыночные миракли, дикие и зловещие пляски, пир во время чумы. Мерзкий старик движется, как деревянная кукла. Рядом вертлявый юноша, переодетый девушкой. Увидев нацеленные на них фотокамеры, требуют денег. Так же поступают нищие и попрошайки.

Полным контрастом происходящему на рыночной площади оказывается самый шикарный марракешский отель Матоипга грандиозный, фешенебельный, любимый еще Черчиллем, Рузвельтом, де Голлем, Чаплиным и самой Марлен Дитрих, состоящий преимущественно из номеров "люкс" и переполненный в любое время года. Сады вокруг отеля простираются на несколько гектаров и напоминают райские кущи. Грейпфрут или апельсин, сорванный там, распространяет прямо-таки головокружительный аромат. Во время расцвета движения хиппи Марракеш, как впрочем и все Марокко, был своеобразной меккой "детей цветов". Доступность и легальность наркотиков и своеобразная, повергающая в транс арабо-африканская музыка пленяли и завораживали многих. Джимми Хендрикс так прикипел душой к Марокко, что обзавелся красивым домом на побережье и собирался докупить еще несколько километров пляжа, да не успел. Издавна американская музыка подпитывалась африканскими соками, и гремучая смесь Марокко была одним из излюбленных ингредиентов.

Источник: archive.travel.ru