Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Три дня - и влюбился

 

 

Корреспондент "i" побывал в столице Словении Любляне по поводу проходившей там с июня до конца сентября Европейской Биеннале современного искусства "Манифеста". Она конкурирует с крупнейшими художественными событиями вроде Венецианской биеннале и кассельской "Документы". Но "Манифесту" от них отличает, во-первых, то, что ставка здесь делается на "актуальное" и "радикальное" искусство, а во-вторых - то, что у нее нет постоянного адреса. Первое ее издание произошло в Люксембурге, второе - в Роттердаме. Теперешняя остановка в "бывшей Югославии". Странно было бы представить, что ее кураторы не используют географию в своих концептуальных целях. Так и случилось: девиз третьей "Манифесты" - "Пограничный синдром".

БАЛКАНСКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ

Журналисты уже окрестили Словению "Балканской Швейцарией". В этом есть передержка. Прежде всего, Словения, если быть точным, находится не на Балканах, а прилегает к Альпам. И уровень жизни здесь пока не на уровне Гельветической Федерации. Хотя - с чем сравнивать. Среднедушевой доход в Словении около тысячи долларов в месяц, о чем ее соседи по югославскому несчастью могут только мечтать.

Нет, это не Балканы. Их близость напоминает только табло вылетов в крошечном и перфектно-чистом аэропорту Брник:

Любляна - Цюрих. Любляна - Тирана. Любляна - Мюнхен. Любляна - Сараево. Любляна - Рим. Любляна - Приштина. Любляна - Париж. Любляна - Скопье. Любляна - Стокгольм. Любляна - Загреб. Любляна - Москва.

Другие знаки творящегося в нескольких сотнях километров к юго-востоку это темнокожий офицер полицейских сил ООН в Косово, путешествующий почему-то с сынишкой Саламом, и пассажиры рейса на Скопье - небритые, в стоптанных ботинках, с недоверием разглядывающие всякую роскошь в аэропортном "дьюти-фри".

Еще один знак Балкан - мемориальная доска на фасаде люблянского железнодорожного вокзала, посвященная "героям Родины, защитившим ее в 1991 году от вторжения югославской армии". Тогда произошла десятидневная и почти бескровная "войнушка", в результате которой Словения первой из республик Югославии приобрела независимость. Белградские власти, обуреваемые параноидальной мечтой о "Великой Сербии", поняли, что в Словении им ничего не светит. Словенцы уже были "отрезанным ломтем". Запад агрессию против этой страны осудил бы еще более резко, чем последовавшие далее балканские трагедии. А кроме того - от Сербии Словению отделяла единоверная католическая Хорватия.

Так Словения впервые за свою историю оказалась полностью суверенной: до этого ей владели то римляне, то баварские герцоги, то австро-венгерские императоры. Да и в границах Югославии она оказалась, по сути, случайно: после Первой мировой войны Австро-Венгрия развалилась, и страна попала в поспешно созданное Королевство Сербии, Хорватии и Словении, затем переименованное в королевство Югославия, в дальнейшем переродившееся в СФРЮ. Югославами словенцы были по недоразумению. Их язык сильно отличается и от сербско-хорватского и, тем более, от македонского. Как и хорваты, они католики, но их католичество имеет скорее центрально-европейскую, а не итальянскую природу. Наконец, вообще чудо, что словенцы сохранили славянский язык. Менее странно было бы, если они, и так уже двуязычные, позабыли слово Любляна, и называли свою столицу Laibach. Их народные костюмы мало чем отличаются от тирольских - те же шляпки с перышками, коротенькие штанишки и вышитые помочи. Они так же, как австрийски! е соседи, заливаются соловьиным йодлем. Их танцы - те же "полечки" и "мазурки". А национальная кухня заключается в основном в всевозможных шницелях - "резанцах" - и пряных жареных "клобасках". В словаре утверждается, что "да" по-словенски это "да", на самом же деле говорят они ja. И "час" на их языке - не "час", не "година", а ur.

Но при всем этом - словенцы помнят свою славянскость и гордятся ей. Почему, зачем? Наверно, потому что - зов души.

И только душа может понять, что благополучная чистенькая Словения - тоже "славянщина". Я видел нищую Македонию, страшное Косово Поле (атмосфера этой местности была угнетающей еще до начала войны), относительно благополучную, но вечно взрывоопасную Черногорию. Наверно, в понятии "славянской души" есть доля правды: иначе почему словенцы давно не стали австрийцами?

ПЛЕЧНИК, ПРЕШЕРН И ЦАНКАР

Дорога из аэропорта в Любляну. Узенькое шоссе, петляющее между лесистыми горками, вдруг открываются долины: кукурузные поля, виноградники, гнущиеся под тяжестью плодов садовые деревья. Безмятежные коровки и овечки. Колокольни барочных церквей и ухоженные домики с непременными гроздьями гардений под окнами. Ясное голубое небо. Все уютно до невероятия. И - аисты: их здесь столько, что на полях ставят трещотки-ветряки, отпугивающие милых длинноклювых птиц от созревшего винограда. Это Словения.

А что мы о ней знаем? Очень мало. Известно, что там есть неплохие климатические и горнолыжные курорты. Имеется маленький кусочек Адриатического побережья. Еще россиянам знакомы словенские компании Krka, Lek и Gorenje. Любители авангардного искусства и продвинутого рок-н-ролла знают художественное объединение Neue Slovenische Kunst, театр Triglav, музыкальную группу Laibach и художественное объединение Irwin. Кто такой Франце Прешерн? До приезда в Любляну я не имел понятия. А он - словенское "наше все", да и жил он почти в те же годы, что Александр Сергеевич. Его именем названы главная площадь словенской столицы, самая роскошная улица, на которой находятся правительственные учреждения и посольства, а также - непременно - улицы и площади во всех населенных пунктах страны. Кто такой Цанкар, я так и не понял. Не то тоже писатель, не то государственный деятель. Но, как бы то ни было, в его честь в центре города возведен колоссальный модернистский культурный и деловой центр "Цанка! ров дом". А Йоже Плечник? Про него я что-то такое слышал. Архитектор, проживший долгую жизнь (1872 - 1957) и ставший очень модным в 80-е, на фоне постмодернистской моды. Много строил в Праге, но современная Любляна - это почти его детище. Ему повезло, в 1895 году сильнейшее землетрясение разрушило город. Плечник был очень энергичным человеком, ему удалось получить множество подрядов и осуществить их. Некоторые являются чудом безумной фантазии. Например, торговые ряды "Гардения" вдоль речки Любляницы - длиннейшая монотонная галерея, напоминающая сюрреалистические мечтания художника Де Кирико. А "Тромостовье" это просто шедевр постмодернизма до постмодернизма. Как ему удалось убедить городские власти, что надо перекинуть через узенькую - метров десять - Любляницу три моста, находящиеся друг от друга на расстоянии трех метров? И если власти Любляны с этим согласились, значит в их головах кроме мелкобуржуазных идей было еще что-то. Что? Не знаю, в этом и заключается загадка мале! нькой Любляны.

Источник: archive.travel.ru