Природа Африки География Африки Животные Африки Люди Африки

 

Плавучая дискотека на хвойной Ривьере

 

 

В турецком аэропорту Даламан самолет заходит на посадку со стороны Эгейского моря. Готовясь к приземлению, ИЛ-62 летит низко над сверкающей водой, и первое, что замечаешь внизу, - одинокая скала, выступающая из бирюзового моря в километре от кромки прибоя. На ее голом каменистом боку пристроились две молодые сосенки, пробившие сквозь гранит свои ростки.

Снижаясь, самолет достигает берега. Под нами показывается квартал маленьких гостиниц и пансионатов с голубыми прямоугольниками бассейнов рядом. Затем мягкое приземление на пустынном аэродроме, где кроме нашего борта почти никого. Только у бензохранилища, выкрашенного ярко-оранжевой краской, заправляется "боинг" авиакомпании "Гульф Эйр". Горячий воздух дрожит, размывая контуры аэродромных построек.

На краю взлетного поля играют солнцем стеклянные окна трехэтажного здания аэропорта и высится навигационная башня с бетонным козырьком наверху. Турбины ИЛа, поурчав, замолкают. Кругом устанавливается тишина. Дверь на выход открывается, и слышно, как вдали хлюпают морские волны, набегая на прибрежную дамбу. Народ встает, тянется поближе к выходу, обмениваясь шутками со стюардессой. Лениво к нам подбирается трап, за ним - автобус...

В Даламане рейсов принимают немного: четыре-пять в день - летом, в сезон. Зимой, бывает, ни одного. В одноименном городке почти никто из российских или западных туристов не остается. Достопримечательностей тут нет, а пригородный пляж - каменистый, с сильным прибоем. Поэтому отсюда все маршруты расходятся. Кто едет в Мармарис, кто в Бодрум, а кто, как мы, - в Фетхие.

Рыбацкая деревушка Фетхие за последние пятнадцать лет превратилась в популярный и недорогой курорт. Очень нравится он французам и жителям Среднего Востока. В порт Фетхие на арендованных яхтах заходят немцы и стоят на рейде по неделе. Россияне тоже года три как приезжают сюда летом, но мало, совсем не так, как в Анталью. Что поделаешь - привычка.

Дорога к Фетхие вьется по крутым холмам, почти горам, заросшим густым сосновым лесом и кедровником. Высокие прямые деревья, годные для мачты парусного вельбота, турецкие крестьяне высадили здесь двадцать лет назад, по контракту с правительством. До того все холмы были лысые: кое-где рос мелкий кустарник, да козья травка.

Хвойные леса буйно разрослись сегодня вокруг Мармариса и Фетхие. Трудно себе представить, что они - искусственно посаженные. Совсем недавно рядки сосновых побегов рассадили на дальних от моря склонах. Там, на высоте, сосны едва доходят человеку до пояса.

Миновав сосновый бор и проехав аллею финиковых пальм, мы попадаем в наш городок. По прибытии в Фетхие сразу чувствуется его вдохновенная провинциальность. Днем в переулках старого города и на главной площади с конной статуей Ататюрка - минимум людей.

Городская набережная, с милю длиной, пестрит зонтиками открытых кофеен, где подают двадцать видов тортов и черный кофе в медных ковшиках. На обочине мостовой, у моря, приносящего соленую прохладу, поставлены дымящие мангалы. На них повара с громким смехом и прибаутками коптят шашлыки и кебабы, истекающие жиром. Чайки, привлеченные запахом жареного мяса, с криками кружат над белыми поварскими колпаками. Официанты в зеленых фартуках забавляются птичьими пируэтами, кроша печенье и подбрасывая его высоко в воздух.

Набережная пуста. Посетителей за столиками мало.

Чуть оживленнее у причалов. К пристаням тут пришвартованы моторные баркасы и парусные лодки "кетчи". Веселый капитан в кепке с позолоченной кокардой катает на ботике туристов вокруг ближних островов или отвозит их на мыс Олудениз, славный своим золотым песочком и синей чистой водой.

Катер с платформой на корме, принадлежащий дайв-клубу, готов взять любителей подводного плавания, имеющих соответствующие удостоверения, в укромную глубокую бухту в заливе Клеопатры. Там, в прозрачной холодной воде, обитают скаты и осьминоги, а на дне попадаются греческие амфоры.

Тут же, на пристани, рыбаки торгуют с лодок утренним уловом, переложенным водорослями и чабрецом. Сардины, камбалы и кальмары распродаются быстро: в Фетхие много рыбных ресторанов. В ресторанчиках приемлемые расценки и вежливое обслуживание. Проблема - в выборе.

На тесных улочках городка закусочные следуют одна за другой, и очень трудно отказывать красноречивым хозяевам, которые лично упрашивают тебя посетить именно их заведение. Ребята, все съесть невозможно...

Из напитков дешевы местное пиво "Эфес", анатолийское сухое вино и турецкая ракья. Пиво напоминает датский "Карл-сберг", вино сродни столовым итальянским винам и приятно бодрит в полуденный зной. А вот "Ракья" - это нечто особенное. Ее принято разбавлять водой, но и после разведения она сохраняет свою безумную крепость и густой молочный цвет. По вкусу же ракья - что-то среднее между сильно разбавленным скипидаром и водкой мариупольского розлива. Употреблять подобную жидкость умеют только люди, истерзанные антиалкогольными постановлениями восемьдесят пятого года.

Дешевизна всегда привлекательна. Но надо быть осторожным в забегаловках, где стоимость полного обеда на человека меньше десяти долларов. Пища там, вероятно, доброкачественная, но вместо заказанной барабульки, запеченной в углях, вам вполне могут подсунуть маринованного тунца из консервной банки, а коньяк "Мартель" подменят "Белым аистом" из Мармариса.

Низких цен можно не бояться только в крохотных кафе-буфетах, в которых прямо перед посетителями готовят шаурму по арабским рецептам. Запеченное мясо барашка срезают тонкими ломтиками, посыпают перцем и зеленью, заворачивают в свежеиспеченную пресную лепешку и подают за три доллара США. Шаурма в Фетхие вкусна и сытна. Одна ее порция заменяет целый обед.

Ночлег в Фетхие тоже не опустошает кошелек. В городе много двух-трехзвездочных гостиниц по 30-40 долларов за ночь. Из крупных отелей имеется один - четырехзвездочный клуб "Летония". В северном пригороде Фетхие стоят еще два отеля с четырьмя звездами на фасаде, но одну звезду с них можно смело снять. По внутреннему содержанию эти отели тянут на твердые три звезды - не выше.

У "Летонии" противоречий между официальной категорией и тем, что она предлагает постояльцам, - нет. Клуб располагается на холмистом полуострове, имеет песчаный пляж, свою заводь с причалом для яхт, даже частный маяк на мысу, уходящем далеко в море. Под маяком оборудована просторная танцплощадка с великолепным видом на Фетхие, на гору с портиками античных гробниц, высеченных прямо в камне, на узкий островок с виллами стамбульских богачей и рощицей апельсиновых деревьев.

Вечером отсюда или с террасы главного ресторана видно, как набережная Фетхие весело сияет светом уличных фонарей, витринами кафе, неоновыми вывесками гостиниц. В сумерках гора, нависшая над городом, ярко освещается до самой макушки мощными прожекторами. Виллы на противоположном берегу окрашиваются в сочные желтые тона из-за включенных натриевых ламп, спрятанных среди подстриженного кустарника. На море мигают буи и красные бортовые огоньки каких-то суденышек. На минутку возникает ощущение, что вокруг не Турция, а Лазурный берег где-нибудь в районе Ниццы. К тому же, как дань "высокой кухне", в "Летонии" имеется маленькое, но изысканное рыбное кафе, где готовят именно по французским рецептам. Туда часто заезжают состоятельные господа из Фетхие и важные чины из местного туристического департамента.

Но нашему брату, обычному отдыхающему, ходить в "деликатесное" кафе не обязательно. Цены там не по-турецки высоки и вполне соответствуют парижским. Да и полупансион в "Летонии", не говоря уж о трехразовом питании, способен насытить любого.

Шведский стол здесь в завтрак и ужин кажется бесконечным: такое разнообразие закусок, салатов, горячих блюд, перченых колбас, фаршированных рыбой и мясом овощей, сыров (в том числе овечьих), варений, десертов, пудингов и прочего. Одно плохо в "Летонии" - за минеральную воду надо платить отдельно.

С покупками в "Летонии" порой возникают проблемы. Расплатиться бумажными долларами или турецкими лирами здесь нельзя. Обыкновенные деньги на территории клуба хождения не имеют. Их надо обменять в "ресепшн" на разноцветные пласт-массовые бусины, нанизанные на пластиковый стержень. Цвет бусины соответствует определенному номиналу: доллар, два, десять. Ими полагается расплачиваться за все, что не включено в цену путевки, то есть - за выпивку в баре, за "эспрессо" на веранде, за пользование доской с парусом или за катание на водных лыжах.

Все вновь прибывшие поначалу сильно путаются в этой специфической денежной системе, доставляя тем некоторую радость официантам. Но дня через два народ привыкает и, уже как бы мимоходом, замечает: "Так, Андрюха, с нас три желтенькие за пиво" или - "Вот, надо заплатить красненькую и синенькую за коктейль "В-52"!"

И все-таки, оказывается, всякая строгая система несовершенна. Когда мы с приятелем возвращались из Фетхие в "Летонию" на моторной лодке, принадлежащей отелю, нам надо было заплатить бусинами за проезд. Почему-то у нас не оказалось ни синих бусинок, ни фиолетовых - никаких. Порывшись в карманах, мой товарищ объяснил рулевому-кондуктору ситуацию и достал десятидолларовую бумажку. Рулевой ничуть не смутился и со словами: "В Турции нет проблем!" с удовольствием принял наличные.

От "Летонии" до города - десять минут езды по морю на упомянутой лодке. Или пятнадцать минут на такси (вереница из десяти-пятнадцати машин круглые сутки ожидает у парадного подъезда отеля). Но в Фетхие постояльцы выбираются редко, так как все мыслимые развлечения присутствуют на территории отеля.

В "Летонии" дежурит франко-итало-испанская команда массовиков-затейников, называемых "аниматоры" - в смысле "оживляторы". Массовики готовы загрузить ненароком затосковавших отдыхающих всякими полезными занятиями: соревнованиями по настольному теннису, игрой в мини-гольф, конкурсом на лучший прыжок в бассейн "солдатиком", или состязанием, кто больше выпьет вина и так далее. Скучать поэтому ни детям, ни взрослым некогда и негде. Разве что укрыться в номере и, улегшись на диване, полистать вчерашнюю стамбульскую газету.

После ужина, перед дискотекой, в амфитеатре под открытым небом проводятся разные шоу, концерты с участием "аниматоров". Некоторые из них поют, танцуют, играют на гитарах и дуют в саксофон вполне профессионально. Наверное, эти ребята, если бы захотели, могли бы на площадках Европы зарабатывать неплохие деньги.

Взрослые туристы, воодушевленные "аниматорами", расслабляются вовсю: пляшут, решают загадки и поют хором - не напившись, трезвые. Обстановка напоминает приличный пионерский лагерь застойных времен в момент торжественного открытия смены. Только свет, декорации, зрительские кресла здесь богаче, красивее, да и круглосуточный бар рядом, с охлажденным бочковым пивом и солеными чипсами.

Для россиян особенно приятно, что среди "аниматоров" есть несколько наших соотечественников. По контракту они работают здесь два-три месяца и очень вдохновляют тех приезжих из России, кто совсем не владеет иностранными языками. А таких в "Летонии" большинство, да и знающим английский применить его почти негде. Кроме как поболтать с официанткой-турчанкой или физруком-немцем, выдающим теннисные ракетки.

Причина проста - основную часть отдыхающих здесь составляют французы, а также ливанцы с иорданцами. Французы, естественно, ни на каком языке, кроме родного, разговаривать не хотят, а ливанцы и другие жители Ближнего Востока обычно из иностранных языков знают опять же один французский. Вот целый день по округе и раздаются крики разгневанных французских мам, адресованные неразумному дитяте, залезшему во взрослый бассейн: "Пьер! Атансьон! Атансьон!". Если же все в порядке, то довольное французское семейство хором кричит, пугая гостиничную обслугу: "О-ля-ля! О-ля-ля!"

Такой уклон в галльскую лексику, однако, имеет свои плюсы. Наши русские дети, не достигшие пока школьного возраста, пообщавшись с французами-одногодками, за две недели вполне осваивают начальный уровень чужого языка. Удивляя потом родственников пассажами типа: "Мон шер, дай шоколадку, сильвупле!"

Источник: archive.travel.ru